Игорь Смиренный: «Надеюсь, что музей станет просветительским центром упаковочной индустрии»

В октябре 2022 года в центре Сергиева Посада открылся «Музей брендов, истории и дизайна упаковки». В основе Музея лежит коллекция главного редактора журнала «Тара и упаковка» Игоря Смиренного. С 1999 по 2011 годы Музей упаковки располагался в самом центре Москвы, в здании Политехнического музея. Новый этап в истории Музея упаковки начался после знакомства Игоря Смиренного с Олесей и Семеном Жильцовыми, на счету которых уже есть два проекта в Сергиевом Посаде: Музей советского детства и Музей частных коллекций.

– Игорь Николаевич, с какого времени начинается история упаковки?

– Наиболее интересные упаковки и этикетки стали появляться во второй половине XIX века, с развитием цветной полиграфии. Однако история упаковки началась в глубокой древности. Всегда привожу интересный пример. Несколько лет назад ученые нашли в Южной Америке, в бассейне реки Амазонки – племя, которое вело первобытный образ жизни. Исследователи наблюдали, как дикарь ловил съедобного паука и заворачивал добычу в лист растения, чтобы отнести домой. С этого и начиналась упаковка!

Упаковка развивалась со времен, когда возник товарообмен между людьми. Одной из первых известных упаковок были амфоры, в которых в древности перевозили напитки, сырье для парфюмерии и косметики, зерно и многое другое. На амфорах исследователи находили отметки и знаки – это были первые торговые марки. Вообще первобытный человек учился у природы, когда открывал гороховый стручок, очищал кожуру апельсина или раскалывал скорлупу ореха. Это и была «праупаковка».

– Расскажите предысторию создания вашего музея.

– В 1990 году мы начали издавать журнал «Тара и упаковка» – первое в России периодическое издание этой тематики. В СССР в условиях планово-распределительной экономики упаковочной отрасли не существовало. Проблемами упаковки серьезно не занимались: эта сфера практически полностью зависела от импорта. Упаковочные материалы, машины, оборудование покупали за рубежом за нефтедоллары. Правда, в Калуге в советское время работал Всероссийский научно-исследовательский и экспериментально-конструкторский институт тары и упаковки (ВНИЭКИТУ), который в основном занимался транспортной тарой… Но в девяностые годы, в ходе «дикой перестройки» он закрылся.

Оказалось, что во всем мире, в условиях реальной рыночной экономики, к проблемам упаковки было совсем другое отношение! За рубежом существует сеть национальных и международных организаций упаковочной тематики и образовательных структур, которые постоянно взаимодействуют и развиваются. Много лет работают Всемирная Организация Упаковщиков (World Packaging Organization – WPO), подобные Азиатская, Европейская организации и многие другие.

Существует даже Международный союз журналистов, пишущих на тему упаковки (InternationalPackaging Press Organization – IPPO). Кстати, с начала девяностых годов сотрудники нашего журнала официально представляют российскую индустрию упаковки в этой авторитетной организации.

Во многих странах ежегодно проводятся масштабные выставки, форумы, конференции упаковочной индустрии, в которых участвуют не только предприниматели и научно-исследовательские институты, но и студенты специализированных кафедр университетов и колледжей. В СССР, между прочим, специалистов для упаковочной индустрии не готовили ни в одном учебном заведении. По инициативе нашего журнала их подготовка началась лишь в самом конце девяностых годов.

В девяностые годы, став членами IPPO, сотрудники редакции нашего журнала побывали во многих странах мира. Тогда у многих зарубежных предпринимателей был огромный интерес к нашей стране и экономике, к проблемам упаковки. Ведь во всем мире упаковка – это коммуникации, перевозка, хранение, эффективные продажи многих, прежде всего – пищевых продуктов и товаров народного потребления.

К сожалению, несмотря на интенсивное развитие, юридически упаковочная отрасль в системе экономики нашей страны так до сих пор и не признана. Нет регулирующих ее структур.

– До начала издания журнала вы были как-то связаны с темой упаковки?

– Да, с 1980 по 1990 годы я десять лет работал научным редактором в журнале «Промышленный транспорт», где в основном занимался проблемами транспортной тары. Параллельно еще с 70-х годов увлекался бонистикой – коллекционированием старых бумажных денежных знаков, в том числе дореволюционных фальшивых денег, ценных бумаг, акций предприятий. Моя коллекция в советское время была в десятке лучших. Вместе с двумя коллекционерами я даже написал книгу «Бумажные денежные знаки России и СССР».  

Через увлечение бумажными деньгами я и пришел к коллекционированию упаковок и этикеток. Однажды, в одном из клубов коллекционеров увидел пробные оттиски дореволюционных упаковок, и у меня глаза загорелись! С тех пор работа совпала с увлекательным хобби.

Коллекционированием упаковки меня «заразил» преподаватель «Строгановки» Борис Николаевич Рахманинов – представитель знаменитой фамилии. К сожалению, несколько лет назад он ушел из жизни. У него была прекрасная коллекция упаковок, часть которой потом легла в основу нашего Музея.

Борис Рахманинов считал, что коллекционирование – не самоцель, а эффективный образовательный и просветительский ресурс. Он использовал свою коллекцию именно в образовательных целях. В 1998 году мы с ним подготовили и издали альбом, где в ретроспективной форме показали, какие упаковки и этикетки были в России до революции, в первые годы советской власти и в настоящее время. Издание оказалось первым в России на эту тему.

В те годы этот альбом стал фактически первым учебным пособием для студентов, обучающихся на новых специальностях, связанных с упаковкой в российских университетах. Ведь в конце девяностых практически не было ни учебников, ни справочников, и самое главное – не было квалифицированных преподавателей по проблемам упаковки. Увы, преподавателей по упаковке нигде не готовят и сегодня. Их в основном набирают из смежных областей.

Для сравнения, на западе с конца сороковых годов прошлого века постоянно издается и переиздается специальная литература по проблемам упаковки: учебники, справочники, каталоги, словари. Каждые два года переиздается и обновляется специализированная энциклопедия упаковки на английском, немецком и итальянском языках. В России эта энциклопедия ни разу не издавалась!

В 1998 году мы в редакции подготовили и издали первый и единственный терминологический словарь по упаковке. Увы, сегодня он несколько устарел, но пока не переиздавался. И вообще, за последние 10-15 лет в нашей стране практически не было издано ни одной монографии по проблемам упаковки!

В нашем журнале мы пытаемся хоть как-то восполнить этот пробел, рассказываем о новых упаковочных материалах и изделиях, новых технологиях упаковки. Периодически даем современную терминологию по упаковочным материалам, машинам, по экологии и др.

Собственно, именно для этого мы и создали Музей упаковки – с просветительской целью, с целью повышения уровня образования, повышения квалификации. Многие профильные кафедры, появившиеся в конце девяностых, сегодня закрылись, были присоединены к другим. В нашей стране, к сожалению, не был принят лозунг, который я слышал во многих странах мира: «Учите учителей!»

В Москве сегодня проводится две промышленные выставки по упаковке. Одну из них «РосУпак» организовал когда-то наш журнал. В девяностые годы мы позиционировали ее как первую российскую выставку этой отрасли. Но, увы, несколько лет назад, и она оказалась иностранной… А это, конечно, тормозит развитие новой отрасли российской экономики.

– На каком этапе появился Музей? Как экспозиция оказалась в здании Политехнического музея в Москве?

– Импульс к идее его создания дал опыт участия в зарубежных упаковочных выставках. На многих из них, наряду с технологиями, материалами, оборудованием, мы вдруг увидели стенды с историей упаковки. Например, в Милане один коллекционер сделал макет – своеобразный кукольный театр, где были показаны действующие процессы упаковочного производства!

Первый в мире Музей упаковки находится в г. Гейдельберге (Германия). Коллекционер, который создавал этот Музей, в 1990 году привез в Дюссельдорф на крупнейшую в мире выставку упаковочной индустрии «Интерпак» многочисленные уникальные экспонаты из своей коллекции. Они пользовались огромным успехом у специалистов! Там я и увидел его коллекцию в первый раз.

Еще одним эффективным импульсом для появления Музея упаковки стали наши конкурсы. С 1995 года журнал «Тара и упаковка» проводит международный студенческий конкурс на лучший дизайн упаковки «Заводной апельсин». Это наш социальный проект. В конкурсе каждый год участвуют до тридцати университетов и колледжей. В основном из России, но также из Белоруссии, Армении, Болгарии, до прошлого года – из Украины. Также с 1995 года мы проводим и профессиональный конкурс на лучшую упаковку…

В 1997 году мы договорились с дирекцией Политехнического музея организовать и провести выставку работ студенческого конкурса с церемонией награждения его победителей. Тогдашний директор Политехнического музея профессор Гурген Григорьевич Григорян дал добро. К счастью он увидел и понял значение и роль упаковки в национальной экономике и поддержал наш проект.

Когда в Политехническом музее специалисты увидели студенческие работы, поступившие на наш конкурс, и когда мы представили коллекцию исторических упаковок, сам профессор Григорян предложил создать «музей в музее». В итоге в 1999 году мы открыли Музей упаковки в центре Москвы в здании Политехнического музея. Мы выставляли не только старинные упаковки, но и современные, в том числе «креативные» студенческие работы. Интерес к ним был огромен!

К сожалению, этот этап завершился. Политехнический музей в 2011 году закрыли на реконструкцию, которой до сих пор конца и края не видно…В это трудное время нам удалось сохранить коллекцию Музея упаковки. А ведь это ценные экспонаты (своеобразный антиквариат): упаковки XIX- начала XXвека, уникальные коллекции металлических банок для кондитерских изделий, флаконов для парфюмерии и косметики, и многое, многое другое.

Все они представляют собой настоящие произведения прикладного искусства, отражают историю промышленности и торговли нашей страны. Например, в 1912 году многие российские предприниматели изображали на упаковках сюжеты, посвященные столетию войны с Наполеоном. А в 1913 году на упаковке появлялись царские сюжеты, в связи с празднованием трехсотлетия дома Романовых. Вообще же разнообразных сюжетов было множество!

Надо сказать, что для оформления упаковки своей продукции российские предприниматели приглашали известных русских художников. Среди них были такие мастера, как И. Билибин, М. Врубель, А. Апсит, А. Бельский, А. Гапонов, М. Колесников, М. Андреев и многие другие.

Отдельного внимания в коллекции заслуживают бутылки для алкогольных и прохладительных напитков, которые до революции старались делать нестандартных форм. Их, например, делали в форме медведей, балалаечников, девушек и даже Эйфелевой башни! Сегодня это настоящие произведения прикладного искусства. В советское время, особенно после Великой отечественной войны, это направление «завяло». Бутылки (впрочем, как и многое другое) были стандартизированы. И надолго остались у нас лишь стандартные водочные, винные, молочные да «чекушки»…

В краеведческом музее города Шуя Ивановской области я впервые узнал об интересном промысле, который процветал до революции как раз в Сергиевом Посаде. Местные мастера делали церковные сюжеты, храмы и иконы внутри бутылок, и назывались такие изделия «Евлогиями в бутылках». Евлогии приобретали на память паломники, посещавшие Троице-Сергиеву лавру. Появилась идея возродить этот забытый промысел, например, на базе нашего Музея!

– Какие у вас были варианты размещения экспозиции после ухода из Политехнического музея?

– Предложений было много. Во-первых, на меня почти сразу вышел ректор московского Полиграфического университета. Он предложил перевезти экспонаты в старые гаражи, которые находились во дворе корпуса на Садовой-Спасской, и открыть Музей там. Мы упаковали и перевезли экспонаты в эти гаражи.

К сожалению, ректора в том же году сняли, и вопрос с Музеем повис в воздухе. Надо сказать, что при Музее, в начале нулевых годов XXI века был создан Попечительский совет, который поддерживал нашу работу и в который входили директора крупных упаковочных предприятий. Мы пригласили попечителей на встречу с новым ректором и уговорили его продолжать проект развития Музея. Но, увы, и этого ректора через год сняли. Шла «перестройка» образования!

Организационные вопросы затягивались, а музейные экспонаты почти три года лежали в коробках, в не приспособленном помещении. Все это время у меня сердце кровью обливалось, переживал за сохранность экспонатов.

Неожиданно на меня вышли знакомые создатели известного Музея пастилы из города Коломны. Они помогли перевезти коробки с экспонатами из гаражей Полиграфического университета в редакцию нашего журнала. При этом они предложили перевезти коллекцию в Коломну… Но тогда я еще не был готов к тому, чтобы открыть Музей в Подмосковье. Да и чисто психологически Коломна для меня была чем-то неизвестным. Другое дело Сергиев Посад, который я знаю довольно хорошо, так как у меня дача рядом в поселке Абрамцево.

Таким образом, коллекция еще несколько лет хранилась в коробках в редакции журнала «Тара и упаковка». Времени на поиск нового помещения тогда не хватало: мы издавали два журнала, проводили конкурсы и выставки по упаковке. Но у меня душа болела, что коллекция может пропасть, я устал чувствовать на себе это бремя.

Конечно, я обращался во многие московские музеи, к чиновникам Правительства Москвы и предпринимателям. Из-за отсутствия упаковочной отрасли, найти инвесторов, которые могли заинтересоваться нашим проектом, оказалось далеко не просто. Везде не ладилось: мне отказывали или предлагали условия, на которые я не мог согласиться.

Например, в Музее Москвы мне сказали, что для каждого рода экспонатов у них есть свои отделы: жестяные коробки пойдут в отдел металлов, этикетки – в отдел графики и так далее. Таким образом, коллекция растворилась бы или ушла в запасники! Несколько раз мне предлагали продать коллекцию, но какой-то внутренний голос все время говорил: «не торопись!»

– Как началось сотрудничество с Олесей и Семеном Жильцовыми?

– Наше сотрудничество открыло новый этап в истории Музея упаковки! Олеся и Семен профессиональные музейщики, у них уже есть успешные музейные проекты в Сергиевом Посаде. А познакомились мы вот как: в Москве, в Сокольниках года три назад проходила выставка частных музеев, где у нас был стенд. Здесь я познакомился с создательницей уникального Музея «Кухмистерская» в Сергиевом Посаде Любовью Корниловой. От нее и узнал об Олесе и Семене и их проектах.

С Жильцовыми мы практически сразу нашли общий язык. Надо отдать им должное, они вложили много средств и сил в ремонт помещения для нашего Музея в туристической зоне Сергиева Посада. Когда мы приехали в этот полуподвал первый раз – помещение было, мягко говоря, похоже на помойку. А теперь, после ремонта, оно выглядит замечательно! Место для музея импонирует мне близостью к Троице-Сергиевой лавре и к улице Карла Маркса, которая слывет туристической, благодаря ресторанчикам, сувенирным лавкам и еще нескольким музеям.

Надеюсь, что наш Музей (теперь он называется Музей брендов, истории и дизайна упаковки) станет полноценным образовательным и просветительским центром упаковочной индустрии. Тем более, что его работа будет стабильно поддерживаться нашим межотраслевым журналом «Тара и упаковка» и Национальной конфедерацией упаковщиков.

Кроме ретроспективного показа истории и дизайна упаковки, Музей будет знакомить гостей – специалистов, дизайнеров, экологов, студентов и школьников – с проблемами экологии, с самыми современными образцами упаковки и упаковочными технологиями, в том числе с лучшими работами студенческого конкурса «Заводной апельсин». Здесь будут организованы лекции, семинары, мастер-классы… Ведь для упаковочной индустрии в нашей стране практически неограниченные возможности развития! И Музей будет одним из участников этого процесса!

Комментарий Олеси Жильцовой, директора Музея брендов, истории и дизайна упаковки:

– Олеся, у вас уже есть два музейных проекта в Сергиевом Посаде. Что вас подтолкнуло начать третий?

– Планов открывать еще один музей не было, но когда к нам обратился Игорь Николаевич и рассказал о скитаниях коллекции, мы пообещали, что откроем такой музей. Это был не быстрый процесс: полгода искали помещение, затем год делали ремонт. Мы прониклись жизненной историей Игоря Николаевича, тем, как он увлечен этой темой на протяжении стольких лет, как упорно шел к тому, чтобы не дать пропасть своей коллекции.

– На новом месте Музей упаковки немного поменял название. С чем это связано?

– Да, теперь мы называемся «Музеем брендов, истории и дизайна упаковки». Такое название привлекает больше внимания. Бренд – это слово современное, его, конечно, не было в XIX веке, но оно лучше отражает суть. Это те торговые династии, которые подписывая своей фамилией упаковку, гарантировали качество продукта. Фамилия была лучше любой рекламы, и в переложении на современный язык – это действительно бренд.

Отмечу, что Игорь Николаевич непосредственно участвовал в создании экспозиции на новом месте. Вместе с супругой он сам расставлял экспонаты. Лучше, чем он, никто бы не справился с этой задачей. Также и наши экскурсоводы набирались опыта, слушая рассказы Игоря Николаевича о коллекции.

–На чем вы делаете акцент в экспозиции?

– Когда говорим об упаковке XIX века, будь-то стекло, коробки от кондитерских или парфюмерных изделий, обязательно рассказываем о знаменитых торговых династиях того времени. Семейное предпринимательство возвращается, становится все более актуальным в наше время. Это будет интересно для школьников и студентов, которые только выбирают профессию, свое дело.

Также на примере упаковки и этикеток XIX века мы показываем интересные маркетинговые ходы, многие из которых до сих пор актуальны. Например, чтобы привлечь внимание покупателей, производители конфет и печенья клали в каждую коробку вкладыши – карточки с энциклопедической информацией, которая была интересна и взрослым, и детям. Человеку хотелось купить еще одну коробку, чтобы собрать всю коллекцию.

Были упаковки, внутри которых помещалась миниатюрная игра в бильярд, или встроен стереоскоп, через который можно было рассматривать объемные картинки. Естественно, такую упаковку не выкидывали, оставляли на память. Ее берегли как произведение искусства, хранили дома для украшения интерьера, и она постоянно напоминала о производителе конфет или печенья. Многие старинные упаковки поэтому и дошли до нашего времени.

Кроме упаковки XIX века, у нас есть зал советского периода. Двадцатые годы интересны соединением дореволюционного дизайна и советской символики. Это был переходный период, когда еще не сформировался узнаваемый советский стиль: строгий, без излишеств и узоров. Тогда часто брали дореволюционную упаковку и просто писали новое название, причем указывали и дореволюционное название фабрики, например, «бывший Эйнем – Красный октябрь».

Отдельный акцент на теме космоса. Помимо упаковок кондитерских изделий с космической тематикой, отражавших достижения страны, здесь можно увидеть и упаковку, которая непосредственно использовалась космонавтами в полетах. Прежде всего, это упаковка от сублимированных продуктов питания для употребления в условиях невесомости.

Также мы рассказываем о проблемах экологии. Раньше этикетки и упаковки делали из натуральных материалов: бумаги и жести, часто сохраняли, использовали в быту. Сейчас тема экологии стоит очень остро, потому что в основном упаковка стала одноразовой и пластиковой. Мы рассказываем о том, почему важно сортировать мусор, отправлять на переработку, использовать вторично.

– А есть ли упаковка с местной спецификой, связанная с Сергиевым Посадом?

– В нашем городе в советское время работал Загорский горпищекомбинат, где производили, в том числе знаменитые конфеты «Загорская коровка». В музее представлена бобина с фантиками этой конфеты, что является большой редкостью. К Новому году мы запустим мастер-классы по упаковке конфет. Наши гости смогут попробовать себя в качестве упаковщиков, в том числе «Загорской коровки».

До революции у стен Троице-Сергиевой лавры находилась лавка московского торгового дома Когтевых. Там был огромный ассортимент товаров с большим разнообразием конфет и леденцов. В фантики этой марки мы тоже будем упаковывать конфеты на мастер-классах.

В Сергиевом Посаде есть проект «Посад пешком» Инны Акентьевой, в рамках которого проводятся экскурсии с рассказом о запахах города. Часть этой экскурсии проходит в нашем музее, где мы отдельно рассказываем о парфюмерии XIX и XX века: о духах, мыле, пудре и т. д.

Постоянно что-то придумываем, проводим сменные выставки разных коллекционеров упаковки, чтобы было интересно прийти к нам не один раз, а возвращаться вновь и вновь. Надеюсь, что мы будем содействовать возрождению промысла, родившегося в Сергиевом Посаде в XIX веке – «Евлогии в бутылках», о котором рассказывал Игорь Николаевич.

– Здание, где расположился музей, имеет историю?

– Да, но это более поздний период, не XIX век. Дом был построен в 1939 году для работников находившегося неподалеку завода. В дальнейшем здесь были коммунальные квартиры. Само подвальное помещение было долгие годы заброшено, в нем последнее время хранили театральный реквизит.

У нас была задача найти помещение в центре города, в пешей доступности от лавры. Музей живет посетителями. Если никто не придет, то и развития не будет. Рядом расположена улица Карла Маркса, где работает Туристский информационный центр. Там помогут составить план поездки в наш город на один или несколько дней, в зависимости от возраста и интересов гостей.

Наш музей будет интересен школьникам старших классов, студентам, семьям с детьми, которые путешествуют и предпочитают познавательный досуг. Конечно, музей интересен и тем, кто непосредственно связан со сферой упаковки и дизайна. Музей открылся всего пару месяцев назад, но уже можно однозначно сказать, что он получился интересным, о чем можем судить по откликам посетителей.

Автор: Антон Саков

Добавить комментарий

Перейти к верхней панели